Кремль отвергает притязания султана

23 октября 2020

В заявлении вице-президента Турции о вводе войск в Азербайджан основное внимание уделяется мотивам и целям войны. Становится понятным, почему Анкара начала войну, как она использует Азербайджан и какие задачи пытается выполнить, провоцируя арцахскую войну.

Вице-президент Турции Фуат Октай взял на себя задачу раскрыть все скобки. То, что сказал Октай, имеет два основных компонента. Политический и военный. Во-первых, без участия Анкары никакие переговоры и договоренности не состоятся. Во-вторых, если планируется российская миротворческая миссия, их войска смогут войти в военную зону, если Баку сочтет это необходимым и подаст заявку.
Условия Анкары и отказы Москвы от них: Шаан Гантаарян

Участие Анкары уже обговаривалось Баку и Анкарой. Согласно их мнению, без участия Турции не будет урегулирования. Алиев просто повторяет то, что говорят его руководители в Анкаре. Во-вторых, оно было сформулировано очень наивно. Анкара отправит войска, если Баку обратится. Понятно, что Анкара закажет, а Баку подаст заявку, когда придет время. И этот момент будет решать Анкара в зависимости от того, когда Москва начнет процесс отправки своих войск в зону боевых действий.

Анкара сделала уравновешенные шаги и заявления в адрес России. Вначале говорила, что Москва не может вести переговоры в одиночку, поэтому Анкара предлагала смешанный формат. Теперь она говорит, что Москва одна не сможет гарантировать мир, посылая свои войска. В этом есть разница нюансов. В Москве говорят о миротворческой миссии и заявляют, что войска могут быть введены, если обратятся обе стороны конфликта. В случае с Анкарой заявка односторонняя, поэтому речь идет не о миротворческой миссии, а о помощи одной стороне. На первый взгляд, речь идет об участии турецких армий наряду с азербайджанскими войсками, что уже разница в форматах. Более того, предлагается создать турецкие военные базы на азербайджанских территориях, то есть для обеспечения военного выхода Турции на Южный Кавказ или для участия в российской военно-политической зоне.

Это предложение о военно-политической сделке вряд ли будет принято Москвой. У Ирана тоже есть причины для беспокойства по поводу такой тенденции, не только осознавая опасность новых военных зон на своей границе, но и находясь вне этого процесса. НАТО и США в шагах, предпринятых Анкарой, могут видеть возможный прорыв в российской военно-политической зоне и поэтому пока не пойдут на сдерживающие шаги. Вашингтон еще не прояснил свой план урегулирования, на который он намекал.

Учитывая все эти обстоятельства, отметим, что на линии фронта есть определенный статус-кво. Несмотря на ожесточенные бои, в последние дни не было заметного продвижения или отступления.

Шаан Гантаарян