Ахтунг, Виктор Олерский, соратник Изместьева, подался в судостроители

31 декабря 2019

Всё-таки не дорабатывают отечественные СМИ, обходя вниманием такого достойного во всех отношениях персонажа российской полукриминальной экономики как Виктор Олерский, бывший замминистра транспорта и руководитель Росморречфлота и известный деятель речного в основном судоходства. Вот об его соратнике, с котором Олерский начинал сколачивать свое состояние в нулевых, Игоре Изместьеве, бывшем сенаторе, приговоренном пожизненно за организацию преступного сообщества, исписаны тысячи страниц. А о Викторе Александровиче – практически ничего, если не считать постоянного мониторинга его деятельности со стороны немногих сетевых изданий. Между тем, если оценить масштабы незаконных и полузаконных, на грани фола, действий Олерского, то можно прийти к цифре минимум 100 миллиардов рублей, которые в той или иной форме этот «лучший гражданин России», по его же самоопределению, украл у этой самой России. К тому же Олерский в отличие от своего криминального наставника пока на свободе и творчески применяет методы Изместьева, умудряясь обходить правоохранительные заслоны.
Одна из последних комбинаций, которую начал разыгрывать Олерский, имеет целью поставить под контроль, а затем и приватизировать производство известных еще с советских времен уникальных речных судов на подводных крыльях (СПК) типа «Метеор», сообщает "Компромат-групп".

Разумеется, модернизированных, пассажировместимостью 120 человек, автономностью 8 часов и скоростью 65 километров в час. Заниматься конструированием и производством обновленных «Метеоров» будет Центральное конструкторское бюро (ЦКБ) имени Р.Е. Алексеева в Нижегородской области. Дальновидный Олерский, еще будучи заместителем министра транспорта, продвинул в генеральные конструкторы ЦКБ свою креатуру – Георгия Анцева. А тот создал отличный плацдарм для захвата ЦКБ, разделив его на две части - конструкторскую – собственно бюро, и производственную - завод которую немедленно приватизировал. Схема получилась прекрасная: государство выделяет деньги не только на конструирование нового судна ЦКБ, но и, в рамках так называемого тринадцатого национального проекта финансирует строительство десятков кораблей на подводных крыльях на приватизированном заводе. Первое такое судно уже стоит на стапелях в рамках заказа для Ханты-Мансийского автономного округа. Олерский и его соратники таким образом получит двойную прибыль, которая ему крайне необходима сегодня: необходимо выполнять договоренность с другим известным деятелем, бывшим финансовым консультантом в «Эрнст энд Янг», а ныне главой всего российского судостроения в качестве президента Объединенной судостроительной компании (ОСК). Дело в том, что ОСК намерена продать принадлежащую ей финскую верфь Artech Helsinki Shipyard. А купить её хочет Виктор Олерский и его давний партнер Ришат Багаутдинов, совладелец компании «Водоход» и «Пола групп». Подобные сделки всегда сопровождаются негласными договоренностями и соответствующими теневыми суммами. Можно с уверенностью предполагать, что Рахманов пообещал Олерскому не только продать верфи с существенным дисконтом, но и пролоббировать государственный заказ на строительство судов арктического класса в рамках все того же национального инфраструктурного проекта. Такие услуги стоят очень и очень недешево, в пределах 5- 10 процентов от суммы заказа или сделки. В данном случае речь идет о нескольких миллиардах рублей.

В результате организованная группировка Олерского-Багаутдинова (к которой может присоединиться и Изместьев в случае, если его усилия по освобождению от наказания увенчаются успехом) получит мощную финансовую базу для дальнейшей экспансии на рынок речных и морских перевозок. Все участники будут довольны и при деле: Рахманов получит свои откаты; Олерский – ресурс для продвижения во власть своих ставленников, что он делает в последнее время с успехом; и все вместе – громадные суммы на офшорных счетах. Вот только казна, наполняемая постоянно повышающимися налогами с рядовых граждан России получит очередную брешь, как это уже неоднократно случалось, когда Олерского допускали к государственным финансам. К примеру, доверенное лицо Олерского финансовый директор ОАО «Корус-холдинг» Владислав Ощепков продавал речные суда класса СТ и СТК по ценам в три раза ниже реальной, зафиксированной в документах. А разница в наличности уходила на офшорные счета по «подпорожскому» прецеденту: в 2007 году Олерский так организовал продажу крупнейшего на Северо-Западе Подпорожского порта, что при официально объявленной цене покупки в два миллиона евро со счета офшорной компании на реквизиты зарубежной фирмы ушло более трех миллиона евро! «Комиссия» в пятьдесят процентов – неплохо для банального отмывания криминальных доходов, в том числе и для FATF - международной организации, которая противодействует преступлениям такого рода.

Можно привести и другие примеры, которые, увы, делают практически неизбежным традиционный финал комбинаций Олерского: громадные государственные ресурсы будут получены, потрачены и частично выведены за рубеж. Ситуация же в судостроении принципиально не изменится, ограничившись косметическими, маскирующими растраты и хищения, элементами. Интересно, что еще должен предпринять Олерский, чтобы его деятельность, наконец, была подвергнута жесткому правоохранительному анализу?