Росгвардия: игра в монополию

01 ноября 2018

Председатель Национального союза потребителей (НСП) Павел Шапкин обратился к властям России и лично к Владимиру Путину с призывом отменить закон «О частной детективной и охранной деятельности» и ликвидировать все существующие ЧОПы.
По его словам, получается, что ЧОПы заняты исключительно рейдерством, легализацией криминальной публики и нарушением прав граждан.

НСП – структура изначально «мутная». Какие потребители и зачем объединились в этот союз, никому не ведомо. Да и не понятно, кто вообще дал полномочия Шапкину представлять кого бы то ни было…
Тем временем, в обществе не наблюдается какого-то негодования по поводу существования и деятельности ЧОПов, в отличие, скажем, от коллекторских агентств.
Да, конкретные действия конкретных охранников вызывали возмущение. Однако это были именно частные случаи. Но частные охранники – это наши сограждане. А вот Росгвардия проводит вполне отчётливую линию на удушение и ликвидацию частных охранных предприятий, что вполне можно интерпретировать как вытеснение конкурента с рынка охранных услуг, и «отжим» его объектов.
Собственно, в Росгвардии почти не скрывают намерения подмять под себя все существующие в стране ведомственные охранные структуры, превратив ФГУП «Охрана» Росгвардии в абсолютного монополиста.
Весь текущий год идёт перевод под росгвардейскую крышу вполне себе государственных охранных структур других ведомств, точно таких же ФГУП. Задача облегчается тем, что в распоряжении Росгвардии находятся лицензионно-разрешительные отделы (ЛРО), которые являются контрольными и надзирающими органами для всех охранных структур.
Так, например, у заупрямившегося ФГУП «Спецсвязь» было изъято оружие, а его клиентам (перевозка особо ценных и опасных грузов) предложено пользоваться услугами вооруженной охраны ФГУП «Охрана» Росгвардии, причём по очевидно завышенным (по мнению «Спецсвязи») ценам.
Уж если госструктуры ломают через колено, что уж говорить о «частниках».
Возвращаясь к инициативе Шапкина, трудно избавиться от подозрения, что она озвучена по заказу Росгвардии. Но более примечательно другое: все претензии росгвардейцев к ЧОПовцам они могут с таким же успехам адресовать самим себе. В самом деле, превышение полномочий, утрата табельного оружия, непрофессионализм, участие в рейдерских захватах являются такими же язвами как полиции, так и Росгвардии. Особенно умиляют обвинения в том, что у ЧОПовцев – «купленные удостоверения», которые выдают сами же росгвардейские ЛРО.
В отличие от сотрудников полиции и Росгвардии, частные охранники должны ежегодно проходить переаттестацию. То есть профессиональный контроль у них несравненно выше.
Возможно, что у монополии на охранные услуги и есть какие-то плюсы, однако очевидно, что реализация проекта Шапкина не решит те проблемы, на которые указывает автор. А пользователи охранных услуг, то есть те самые потребители, окажутся лишены возможности выбора. Кстати, одна из претензий к ЧОПам состоит в том, что они занимаются «демпингом». То есть в соответствии с законами экономики, создав абсолютную монополию, Росгвардия сможет произвольно устанавливать цены на охранные услуги.
Впрочем, это только одна сторона вопроса. Другая состоит в том, что сегодня в ЧОПах работают более миллиона российских граждан. В случае ликвидации ЧОПов далеко не все из них смогут устроиться в охранные структуры Росгвардии. Многие окажутся на улице. Причём большинство из них вовсе не пенсионеры (у которых есть хотя бы нищенская пенсия), а мужчины средних лет. Возможность их трудоустройства в «народном хозяйстве» почти равна нулю, особенно если учесть, что многие из них, работают вахтовым методом, живут в маленьких городах и сёлах, где работы нет вообще.
Но, похоже, что никаких планов по их социальной адаптации и трудоустройству ни в Росгвардии, ни в Минтруде нет. Это уже стало одной из причин резкой критики инициативы Шапкина со стороны членов Общественной палаты, прямо указавших, что подобная идея способна лишить значительное число граждан средств к существованию, и тем самым создать угрозу стабильности страны.