Национальный авиаперевозчик: к вопросу об эффективности и "небесных" бонусах

02 октября 2015

Развитие национальных авиалиний в современном мире приобретает всё большее значение. Их роль куда важнее декларируемых целей — надежного сообщения внутри страны и борьбы за мировые рынки. Прежде всего, надежная и по-настоящему суверенная авиакомпания — это мощнейший инструмент внешнеполитического влияния. Слаженная работа всей авиаотрасли легко может превратить регион в транзитный центр всего континента, как это произошло со Стамбулом, в том числе благодаря агрессивной экспансии турецкого флагмана. При меньших масштабах эффект тоже значителен. Первоклассная авиакомпания способна стать лицом всей страны на международной арене, что отлично показывает пример Qatar Airways, которой удалось на несколько порядков поднять престиж карликового государства.

Казалось бы, сама судьба уготовила России на этом поле процветание, переходящее в доминирование. География, технические наработки, первоклассная советская школа — всё было на нашей стороне. Но ничего не вышло. Сыграла свою роль и российская бюрократия, и внешнее давление, вполне понятное в условиях, когда все транзитные роли давно поделены. Но самое главное — этому «помогла» та миссия, которую взял на себя Аэрофлот, и которую он так и не смог реализовать. Компания давно поставила себе цель сожрать всех своих внутренних конкурентов, заняв ту самую нишу, которая станет единственной в своем роде и которая позволит, объединив все ресурсы, начать наступление вовне. В итоге, вытеснение игроков раз за разом приводило лишь к удорожанию билетов для наших же граждан и так и не привело ни к малейшему укреплению ни страны, ни компании в мире.

И вот тут единственный важный момент — была ли вообще эта миссия? Либо единственное, что пытались достигнуть, как раз таки было выполнено на сто процентов? Ведь само руководство, как и его окружение неплохо на всем этом заработало. Очень удобно рулить компанией, когда её ведущий акционер — государство, которое имеет куда меньше рычагов спросить, чем серьезный и полноправный инвестор. А еще проще это делать, когда именно от Аэрофлота во-многом зависит нормальное функционирование огромной страны, где авиалинии становятся кровеносными сосудами. Не для того ли и давили конкурентов, чтобы сделать эти сосуды своими заложниками? И кто вообще это делал? Ну, с предыдущим директором компании всё понятно. Аэрофлотом он рулил с 1997 по 2009 год. «Успехи» авиалиний за этот период всем известно. Как и то, что их «шеф» был женат на дочери Ельцина. С новым всё интереснее.

Виталий Савельев пришел на свой пост из финансовых кругов. «Крутой» топ-менеджер — это прежде всего большие «понты» и прицел на личную прибыль. Не самые лучшие качества, когда речь идет о структуре, от благополучия которой зависят не только миллионы рабочих мест в самых разных отраслях, но и жизни миллионов пассажиров. И Савельев сразу же подтвердил эти опасения. Ведь начал он с того, что повсюду посадил своих «корешей». А еще урезал штат компании, избавившись от тех самых «винтиков», на которых «понтов» особо не накрутишь. Причем всё это сопровождалось скандалами. Иногда — довольно серьезными. В частности, когда в 12-ом году Аэрофлот пытался «замочить» Трансаэро, в судах отчетливо пахло чеченскими ОПГ, о связях Савельева с которыми писали неоднократно. Кстати, именно тогда же Савельев приветствовал вхождение в Совет директоров Аэрофлота Алексея Навального. Принципиального «борца с распилами» коррупция перестала волновать в тот момент, когда речь пошла о хрустящих бонусах и премиях. Короче говоря, уже тогда Аэрофлот стал стремительно превращаться в контору, которая развязывает корпоративные войны, исходя исключительно из личных интересов руководства. И это было бы еще полбеды, еще бы эти самые интересные не начали резать компанию по живому.

Начав с «размножения» карманных департаментов и сокращения нижних эшелонов, Савельев перешел к уничтожению того, без чего Аэрофлот не может существовать вовсе. Именно Савельев инициировал переезд всей системы подготовки персонала под колпак «Негосударственного Образовательного Частного Учреждения авиационная школа». По сути, одну из старейших в мире школ подготовки пилотов слили непонятной «шараге» уровня колледжа. «Шараге» с польским подрядом. «Шараге» с финансовыми потоками, за которые она моментально перестала отвечать. А отчетность стала показывать такие «интересные» результаты, что сомнений в будущем Аэрофлота уже не осталось. Их нет, потому что нет самого будущего у компании, которую последовательно превращают в оффшорный комбинат. Спасти её еще можно. Но времени уже почти не осталось. Да и нету тех, кто готов этим заниматься. Весь последний год наша власть с головой погружена во внешнюю политику. И пока мы смотрим на глобус, сама страна стремительно деградирует. А те, кто обязаны знать своё место, плюют всем нам в лицо.